Ганс христиан андерсен ель

Главная " Сказки Ганса Христиана Андерсена " Ель по имени-отчеству - Рождественская ель По имени-отчеству - Рождественская ель По чтению 15 мин Стояла в лесу маленькая славная елочка; место у нее было хорошее: и солнце грело ее, и воздуха было много, и вокруг росли старшие собратья, ель и сосна. Но елочка не могла дождаться, когда вырастет: она не думала ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе; она не замечала и разговорчивых деревенских ребятишек, когда они приходили в лес собирать землянику или малину.

Они набирали полную кружку или нанизывали ягоды на соломинку, садились у елки и говорили: "Какая хорошая елка! И она не должна была слушать такие разговоры. Через год елочка вырастала на один побег, еще через год вытягивалась еще немного, так, по количеству побегов, всегда можно было определить, сколько лет росло дерево. Птицы строили свои гнезда в моих ветвях, а когда дул ветер, я с достоинством кивала головой, как и другие!

Не радовали ее ни солнце, ни птицы, ни алые облака, которые проходили над ней утром и вечером. Когда была зима и лежал сверкающий белым покрывалом снег, часто приходил заяц, скакал и прыгал по елке - такой позор! Но прошло две зимы, и на третью елка выросла такой высокой, что зайцу пришлось бегать вокруг нее.

Расти, расти, становиться большим и старым - нет ничего лучше этого на свете! Осенью в лес приходили дровосеки и срубали самые большие деревья. Это происходило каждый год, и каждый раз, когда дерево, теперь уже старое, содрогалось с таким стоном и звоном, большие красивые деревья падали на землю. Ветви обрезали, и они были такими голыми, длинными и узкими - неузнаваемыми.

Но потом их посадили на повозки, и лошади повезли их прочь из леса. Что их ждало? Весной, когда прилетели ласточки и аисты, дерево спросило их: - Знаете ли вы, куда их увезли? Видели ли вы их? Ласточки не знали, а аист замешкался, кивнул головой и сказал: "Кажется, знаю. Когда я возвращался из Египта, я видел много новых кораблей с великолепными мачтами. Думаю, это были они, и от них пахло елью. Я здоровался с ними много раз, и они держали свои головы высоко, очень высоко. Каким было море?

На что оно похоже? И ветер ласкал елочку, и роса проливала над ней слезы, но она не понимала его. Когда приближалось Рождество, в лесу срубили совсем молодые елочки, некоторые из них были еще моложе и короче нашей, которая не знала покоя и то и дело вырывалась из леса. Эти деревья, которые, кстати, были самыми красивыми, всегда сохраняли свои ветви, их тут же сажали на повозки, и лошади увозили их из леса.

Почему они сохранили все свои ветви? Куда они направились? Мы знаем! Мы знаем, куда они идут! Там их ждет столько блеска и славы, что вы и подумать не могли! Мы заглядывали в окна, мы видели! Они посажены посреди теплой комнаты и украшены чудесными вещами - позолоченными яблоками, медовыми пряниками, игрушками и сотнями свечей!

То что, это было бесподобно! О, как я тоскую! Не могу дождаться, когда снова наступит Рождество! Теперь я такой же большой и высокий, как те, кого они забрали в прошлом году.

Ах, как бы я хотел забраться в вагон! Только бы попасть в теплую комнату со всем этим великолепием и блеском! А потом...? Ну, а потом будет что-то еще лучше, еще прекраснее, потому что зачем им еще так наряжать меня?"

А потом будет что-то еще лучше, еще прекраснее, потому что зачем им еще так наряжать меня?

Конечно, потом будет что-то еще более великое, еще более великолепное! Но что? О, как я жажду и тоскую! Я не знаю, что со мной происходит! Но она ничуть не радовалась; она росла и росла, зимой и летом она стояла зеленая; темно-зеленая она стояла, и каждый, кто видел ее, говорил: "Какая славная елка! Вонзился топор глубоко в ее нутро, вздохнула елка и упала на землю, и было ей больно, было ей плохо, и не могла она думать ни о каком счастье, и было ей грустно расставаться с родиной, с тем маленьким клочком земли, на котором она выросла: знала она, что никогда больше не увидит своих дорогих старых друзей, кустов и цветов вокруг, а может быть, и птиц.

Отъезд был совсем невеселым. Она очнулась только тогда, когда ее выбросили во двор вместе с остальными и чей-то голос сказал: "Этот - отличный! Вот этот великолепен! Пришли двое хорошо одетых слуг и внесли ее в большую красивую комнату. По всем стенам висели портреты, у большой изразцовой печи стояли китайские вазы со львами на крышках, стояли кресла-качалки, шелковые диваны и большие столы, а на столах лежали книжки с картинками и игрушки, которые, наверное, стоили по сто риксдалеров каждая, по крайней мере, так говорили дети. <Елку поставили в большую бочку с песком, но никто бы не подумал, что это бочка, потому что она была завернута в зеленую ткань и стояла на большом пестром ковре. Ах, как дрожала елка! Неужели сейчас что-то случится? Девушки и слуги стали наряжать ее. На ветках висели маленькие кошелечки, вырезанные из цветной бумаги, и каждая была наполнена сладостями; позолоченные яблоки и грецкие орехи, казалось, росли на елке, и больше сотни маленьких свечек, красных, белых и синих, были воткнуты в ее ветки, а на ветках среди зелени качались куклы, совсем как живые люди - елка никогда не видела таких, - качались среди зелени, а вверху, на самой верхушке, они поставили звезду, усыпанную золотыми блестками.

Как только елка стала наряжаться, ее стали наряжать.

Это было чудесно, это было совершенно прекрасно... "Сегодня, - говорили они все, - сегодня она будет сиять! Не могу дождаться, когда зажгутся свечи! Что тогда будет? Разве деревья не выйдут из леса, чтобы увидеть меня? Разве воробьи не прилетят к окнам? Разве не смогу я здесь жить, разве не буду стоять пустой зимой и летом? И вот свечи зажжены. Какой блеск, какое великолепие! Дерево задрожало всеми своими ветвями, так что одна из свечей вспыхнула на его зеленых иголках; было ужасно жарко.

Теперь елка не смела даже трепетать. О, как она испугалась! Как она боялась потерять что-нибудь из своего украшения, как она была ошеломлена всем этим великолепием... И тут двери распахнулись, и дети вбежали в зал, как будто собирались свалить елку. За ними последовали взрослые. Дети застыли на месте, но лишь на мгновение, а затем раздалось такое веселье, что у них зазвенело в ушах.

Дети танцевали вокруг елки и срывали подарки один за другим. О, как они набросились на них! Только ветки трещали. Если бы на верхушке елки не было ее золотой звезды, она была бы сбита. Дети кружились в хороводе со своими красивыми игрушками, и никто даже не взглянул на елку, только старая няня высматривала среди ветвей, не лежит ли там забытое яблоко или финик.

Какую из них вы хотите: ту, что про Иведе-Аведе, или ту, что про Клумпе-Думпе, который упал с лестницы и все-таки попал в почет и забрал принцессу себе? И поднялся шум и гам, и только дерево молчало и думало: "Ну что ж, я больше не с ними, я больше ничего не сделаю, правда? А толстый человечек рассказывал о Клумпе-Думпе, который упал с лестницы, но все же удостоился чести и забрал принцессу себе.

Дети хлопали в ладоши и кричали: "Расскажите еще, расскажите еще! Совершенно молча, задумчиво стояла елка, птицы в лесу ничего такого не рассказывали. Вот, вот, бывает же такое на свете! Может, я упаду с лестницы и выйду замуж за принца? И она радовалась, что на следующий день ее снова будут украшать свечами и игрушками, золотом и фруктами. Я снова услышу сказку о Клумпе-Думпе, а может быть, и об Иведе-Аведе". Так, молчаливая и задумчивая, простояла она всю ночь. Утром пришел слуга со служанкой. Но они вытащили ее из комнаты, потом по лестнице, потом на чердак и там поставили в темный угол, куда не проникал дневной свет.

Что здесь можно было услышать? У нее было много времени. Прошло много дней и ночей, а на чердак никто не приходил. А когда кто-то все-таки пришел, то только для того, чтобы поставить в угол несколько больших коробок. Теперь елка стояла в углу, как будто о ней совсем забыли. Как ловко придумано! Какие они добрые, люди! Если бы только здесь не было так темно, так ужасно одиноко... Хотя бы один маленький зайчик!

Как хорошо было в лесу, когда кругом лежал снег, и заяц перепрыгнул бы через тебя, даже если бы и перепрыгнул, но тогда я не выдержал. Хотя здесь ужасно одиноко!

Навигация

thoughts on “Ганс христиан андерсен ель ”

Leave a Comment