Марс байкер мышонок

К:Википедия:Статьи без источников тип: не указан [источник не указан дней назад ] Мотоциклист в маске 1 сезон Таинственный мотоциклист Сценарист: Ив Форвард Все начинается с вопиющей американской невинности: сначала Чарли заставляет мышей убираться, но когда герои узнают о пожаре, они оставляют Чарли швабру. В конце концов, предстоящая работа - для мужчин.

Мыши и есть мужчины.

Это оказывается ловушкой, в которую мыши с радостью попадают, причем в буквальном смысле. Но затем героев спасает таинственная мотоциклистка. Мыши просто влюбляются в нее и ее мотоцикл, особенно Винни. Лимбургер ворует нефть с помощью Коди Корроза. Мотоциклистка еще несколько раз спасает мышей, пока не получает свою собственную. Тогда-то и выясняется, что Чарли просто тестировал новую модель мотоцикла. Отрывок, характеризующий Мыши-рокеры с Марса - Вот так, ваша честь, вы делите француза надвое.

Петя проснулся. Лошади, невидимые прежде, были видны до самых хвостов, и сквозь голые ветки пробивался водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый, отдал его Лихачеву, помахал рукой, попробовал саблю и вложил ее в ножны.

Казаки отвязали лошадей и затянули подпруги. Денисов вышел из караулки и, подозвав Петю, приказал собираться. В полутьме быстро разобрали лошадей, затянули подпруги и разобрали команды. Денисов стоял у караулки, отдавая последние распоряжения.

Пехота партии, шлепая сотней ног, маршировала вперед по дороге и быстро исчезала между деревьями в предрассветном тумане. Есаул что-то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь на поводке, с нетерпением ожидая приказа садиться. Лицо его, умытое холодной водой, особенно глаза, горели огнем, по спине пробегал холодок, и что-то во всем теле быстро и равномерно дрожало. Лошади были поданы. Денисов рассердился на казака за то, что подпруги были слабые, и, ругая его, сел. Петя взялся за стремя. <Лошадь, по привычке, хотела укусить его за ногу, но Петя, не чувствуя ее веса, быстро вскочил в седло и, оглядываясь на гусар, двигавшихся за ним в темноте, поскакал к Денисову. Пожалуйста... ради Бога... - сказал он. Денисов, казалось, забыл о существовании Пети. Он оглянулся на него. За всю дорогу Денисов не сказал Петьке ни слова и ехал молча.

Когда мы подъехали к опушке леса, в поле уже начало заметно светлеть. Денисов что-то сказал шепотом есаулу, и казаки стали проезжать мимо Пети и Денисова. Когда все они проехали, Денисов тронул свою лошадь и поехал вниз по склону. Присев на задние ноги и скользя, лошади вместе со своими всадниками спустились в ложбину. Петя ехал рядом с Денисовым. Дрожь во всем его теле становилась все сильнее и сильнее. Становилось все светлее и светлее, только туман скрывал далекие предметы. Спустившись и оглянувшись, Денисов кивнул головой казаку, стоявшему рядом с ним.

Казак поднял руку, и раздался выстрел. И в тот же миг послышался топот лошадей впереди, крики с разных сторон и еще выстрелы. В тот же миг, когда раздались первые звуки топота и крики, Петя ударил своего коня, отпустил поводья и, не слушая кричавшего ему Денисова, галопом помчался вперед. Пете показалось, что в ту минуту, когда раздался выстрел, вдруг рассвело ярко, как в середине дня. Он галопом помчался к мосту. Впереди по дороге скакали казаки. На мосту он столкнулся с отставшим казаком и поскакал дальше.

Перед ним несколько человек - должно быть, французы - перебежали с правой стороны дороги на левую. Один упал в грязь под ноги лошади Пети. Возле одной хаты толпились казаки, что-то делали.

Из середины толпы раздался страшный крик. Петя выскочил к толпе, и первое, что он увидел, было бледное, с трясущейся челюстью лицо француза, державшего направленное на него древко пики. Мальчики... наши... - крикнул Петя и, отдав поводья своему разгоряченному коню, галопом помчался вперед по улице. <Впереди послышались выстрелы. Казаки, гусары и русские оборванные пленные, бежавшие с обеих сторон дороги, все кричали что-то громкое и растрепанное. Француз в синей шинели, молодой, без шапки, с красным хмурым лицом, отбивался штыком от гусар.

Когда Петя вскочил, француз уже упал. Опять опоздал, подумал Петя и галопом поскакал туда, где слышались частые выстрелы. Выстрелы раздавались во дворе господского дома, где он был с Долоховым накануне вечером. <Там, за плетнем, в густом, заросшем кустарником саду, притаились французы и стреляли в казаков, столпившихся у ворот.

Подойдя к воротам, Петя увидел, как Долохов, с бледным, зеленоватым лицом, в пороховом дыму что-то кричал мужикам. Ждите пехоту! Раздался залп, и пустые пули с визгом врезались во что-то. Казаков и Долохов вскочили вслед за Петей в ворота дома. Французы в колеблющемся густом дыму, одни бросили оружие и выбежали из кустов навстречу казакам, другие побежали под гору к пруду.

Петя пустил лошадь галопом по двору и, вместо того чтобы держать вожжи, странно и быстро махал обеими руками и все дальше и дальше уходил от седла в одну сторону. Лошадь, налетев на тлеющий в утреннем свете костер, шарахнулась, и Петя тяжело упал на мокрую землю. Казаки видели, как быстро дергались его руки и ноги, хотя голова не двигалась. Пуля пробила ему голову.

После разговора со старшим французским офицером, который вышел из-за дома с шарфом на сабле и объявил, что они сдаются, Долохов слез с лошади и подошел к неподвижно лежащему, раскинув руки. Денисов не отвечал; он подъехал к Пете, сошел с лошади и дрожащими руками повернул к себе лицо Пети, перепачканное кровью и грязью и уже бледное. Хорош изюм, берите все, - вспомнил он. И казаки удивленно оглянулись на звуки, похожие на собачий лай, при которых Денисов быстро отвернулся, подошел к плетню и схватил его.

Среди русских пленных, которых отбили Денисов и Долохов, был Пьер Безухов. О той партии пленных, в которую входил Пьер, не было ни одного нового приказа от французских командиров за все время их похода из Москвы. 22 октября этой партии уже не было с теми войсками и конвоями, с которыми она вышла из Москвы.

Половина колонны с сушеными товарами, следовавшая за ними на первых переходах, была отбита казаками, другая половина ушла вперед; пеших кавалеристов, шедших впереди, уже не было, они все исчезли.

Артиллерия, которая на первых переходах виднелась впереди, теперь сменилась огромной колонной маршала Жюно, конвоируемой вестфальцами. За пленными ехала колонна кавалерийских частей. От Вязьмы французские войска, ранее шедшие тремя колоннами, теперь шли одной кучей. Признаки беспорядка, замеченные Пьером на первом привале из Москвы, теперь достигли последней степени. <Дорога, по которой они шли, с обеих сторон была усеяна мертвыми лошадьми; оборванные люди, отстававшие от разных команд, постоянно менялись, то присоединяясь, то снова отставая от марширующей колонны.

Несколько раз во время марша раздавались ложные тревоги, и солдаты колонны поднимали ружья, стреляли и бежали бегом, давя друг друга, но потом снова собирались и ругали друг друга за напрасный страх. Эти три группы, шедшие вместе - кавалерийское депо, депо пленных и конвой Жюно, - все еще составляли нечто отдельное и целое, хотя и то и другое быстро таяло.

В депо, где сначала было сто двадцать повозок, теперь осталось не более шестидесяти; остальные были отбиты или брошены. Из колонны Жюно тоже несколько вагонов были брошены и отбиты. Три повозки были разграблены отставшими солдатами корпуса Даву.

Пьер слышал из разговоров немцев, что к этой повозке приставили больше охраны, чем к пленным, и что один из их товарищей, немецкий солдат, был расстрелян по приказу самого маршала за то, что нашел у солдата серебряную ложку, принадлежавшую маршалу. Больше всего, однако, из трех собраний растаял склад пленных. Из трехсот тридцати человек, вышедших из Москвы, теперь осталось менее ста. <Пленные были для конвойных солдат еще более обременительны, чем седла кавалерийского депо и обоз Жюно. Седла и ложки Жюно, они понимали, что могут для чего-то пригодиться, но почему голодные и холодные солдаты конвоя стояли на страже и охраняли таких же холодных и голодных русских, мертвых и отстающих по дороге, которых приказано было расстрелять, было не только непонятно, но и противно.

А конвой, словно боясь, в том горестном положении, в котором они сами находились, не поддаться чувству жалости к пленным и тем самым ухудшить свое положение, обращался с ними особенно мрачно и сурово. В Дорогобуже, пока конвойные солдаты, заперев пленных в конюшне, ушли грабить свои склады, несколько человек пленных солдат сделали подкоп под стеной и сбежали, но были схвачены французами и расстреляны.

Кто-то нападает на бензовозы и выкачивает из них весь бензин. На Чарли тоже нападают, в результате чего Модо ломает ногу, а Винни - руку. Есть повод подписать гипс друга. Дроссель и Чарли внедряются в банду Road Ravens, но поскольку за ограбления отвечает Лимбургер, Чумазоид быстро разоблачает их. В этот момент появляются Модо и Винни на бензовозе. Затем пересадка на мотоциклы и традиционное завершение миссии Мыши-байкеры с Марса Слева направо: мыши-байкеры Дроссель, Винни и Модо Мыши-байкеры Винни Винни 21 - беловолосый мышь-байкер, едет в группе мышей обычно на правом фланге.

Мышь-байкер Винни - беловолосый мышь-байкер с правым крылом.

В отличие от своих товарищей, его мотоцикл больше похож на спортбайк. По характеру смелый, бесстрашный, влюбленный в жизнь и принимающий ее со всеми ее опасностями, наполненный бесконечной энергией и уверенностью в себе. Часто его самомнение может немного раздражать окружающих, а его импульсивность становится настоящей проблемой.

Навигация

thoughts on “Марс байкер мышонок ”

  1. Я извиняюсь, но, по-моему, Вы не правы. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM, пообщаемся.

    Ответить

Leave a Comment